Главная Хронология Древняя Русь Рюрики Смутное время Романовы Новости сайта Гостевая
   Дополнительное меню
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
 

 

СОКРАТ СХОЛАСТИК     

      Ученик и последователь Евнапия, Сократ Схоластик (ок. 380-440) был не церковным иерархом или участником острых диспутов, а столичным юристом и ритором. Поэтому и его "Церковная история", охватывающая период почти в полтора века (с 306 по 439 г.), включает в себя описание событий и военно-политической, и гражданской истории. Сократ стремится показать тесную связь между событиями духовной церковной и светской политической жизни: беды и смуты, поражающие Церковь, неизбежно отражаются на состоянии христианского государства.
      Внутренний смысл основной идеи произведения связан с полемикой против Ария и арианства, а также в стремлении доказать непричастность своего учителя к этой ереси. Проблемы утверждения христианства в условиях притеснения со стороны императоров-язычников уже не занимают столько места, как у Евсевия, зато в центре интересов историка оказывается идея единства Церкви, защита никейских постановлений, полемика с приверженцами Ария. Хотя сам Сократ не принимал столь непосредственного участия в описываемых событиях, как его учитель, драматизм описания, рассказ о смерти Ария отмечены живым писательским чувством.
      Сократ далек от черно-белых красок в характеристиках своих героев. Юлиан Отступник предстает не столько однозначным антигероем, гонителем христиан, сколько человеком от рождения двуличным и лицемерным. Скрывавший поначалу свое пристрастие к языческим культам, он обратился к гонениям на инакомыслящих, лишь утвердившись у власти. Двуличию нравственному соответствует и построенный на противоречиях внешний портрет императора, выдержанный в характеристиках, данных Юлиану Григорием Назианзином. Вместе с тем, не скрываются внешнеполитические победы императора, его административные успехи.
      Юлиан осуждается за отлучение христиан от возможности получать классическое, "эллинское" образование, приобщиться к античным, языческим наукам. Это характерно для ортодоксального писателя-христианина переходной эпохи: утверждение новых религиозных ценностей происходит не в ущерб классическому культурному наследию язычества, а в связи с ним. Неслучайно сам церковный историк неоднократно апеллирует к авторитету античных философов — Платона и Сократа, Аристотеля и Пифагора, Платина и Порфирия, Оригена. Так в сознании историка-юриста судьбы древней культуры и утвердившейся религии предстают взаимосвязанными и взаимозависимыми.
      Его сведения касаются войн с сарматами, готами, церковных событий на территории Скифии — византийской провинции.

      Издание: Sokrates. Kirchengeschichte / Hrsg. v. G. С. Hansen. Berlin, 1995; PG 67. Col. 29-841.
      Перевод: Сократ Схоластик. Церковная история. М., 1996 (переводчик не указан).
      Литература: Winkelmann 1976. Р. 173-175; Chesnut 1977; Ferrarini 1981. P. 29-54; Удальцова 1982; Nobbs 1986. P. 1-11; Кривушин 1998.


ЦЕРКОВНАЯ ИСТОРИЯ

      I. 18. В то самое время сделали набег на Римскую землю варвары, то есть сарматы и готы[1], но предложения царя[2] касательно церквей не нашли в этом никакого препятствия. Он показал приличную заботливость о том и другом деле. Веруя в трофей христианства, варваров оазбил он столь сильно, что отнял у них право на получение и того золота, какое обыкновенно выдавали им прежние государи. Мало того, претерпев неожиданное поражение, они тогда в первый раз приняли спасавшую Константина христианскую веру.

      IV. 12. О том, что последователи Македония[3], вынуждаемые насильственными мерами царя, отправили послов к Либерию[4] римскому и подписали исповедание единосущия
      Взяв с собой грамоты разномыслящих в Селевкии, посланные прибыли в древний Рим, но царя[5] не видели, потому что он был занят в Галлии войной с сарматами[6], и вручили послание Либерию.
      28. Но народ фригийский, по-видимому, воздержаннее других народов. Фригийцы даже редко и клянутся. У скифов[7] и фракийцев превозмогает раздражительность, живущие к восходу солнца рабствуют силе нежелательной, а пафлагонцы и фригийцы не имеют сильного стремления ни к тому, ни к другому, ибо и доселе не заботятся ни о ристалищах, ни о зрелищах.
      31. О смерти Валентиниана[8]
      После сего, в связи с нападением сарматов на римскую империю[9], царь выступил против них с огромными силами. Услышав о таких силах, варвары не решились противостоять, но, отправив к нему посольство, просили мира на условиях. Когда же послы вошли и открылось, что наружность их не соответствовала достоинству звания, то царь спросил: "Неужели таковы и все сарматы?" Послы отвечали, что к нему пришли знатнейшие из сарматов. Тогда Валентиниан исполнился негодования и сильно закричал: "Несчастна римская империя, если она дошла до того, что и такой ничтожный, варварский народ не хочет наслаждаться своей независимостью, но берется за оружие, попирает римские пределы и осмеливается вступать с нами в войну". Этим криком он так надорвал себя, что открылись все его вены и разорвались артерии[10]. Таким образом, истекши кровью, царь умер в крепости, называемой вергенийской, после третьего консульства Грациана и Экития, в 17 день месяца ноября, на 54-м году жизни и 13-м царствования.

      VI. 12. О том, как Епифаний[11], прибыв в Константинополь и желая угодить Феофилу[12], делал собрания и совершал рукоположения против воли Иоанна[13]
      Немного спустя, в Константинополь опять, по совету Феофила, приезжал кипрский епископ Епифаний и привез с собою запретительное определение против Оригеновых книг, которым не отлучил самого Оригена[14], а только отверг его сочинения. Пристав близ церкви святого Иоанна, отстоявшей на семь миль от города, и вышедши из корабля, он сделал собрание и, рукоположив диакона, немедленно прибыл в город. Из угождения Феофилу, не согласившись на приглашение Иоанна, он остановился для жительства в частном доме и, созвав приезжих епископов, прочитал им запретительное определение против сочинений Оригена и прибавил: "Я ничего не могу сказать против них, но мне и Феофилу показалось нужным подвергнуть их запрещению". Некоторые, из уважения к Епифанию, подписали это определение, но большая часть отказалась. Из числа последних был и епископ Скифии, Феотим, давший Епифанию следующий ответ: "Епифаний! Я не согласен оскорблять и древнего мужа, если он скончался в благочестии; не смею приступить к поносному делу и изгнать то, чего не отвергали наши предки, особенно когда мне известно, что в книгах Оригена нет никакого худого учения". Тут он принес одну Оригенову книгу, прочитал ее и показал, что в ней содержится изложение учения Церкви, а потом прибавил: "Порицатели этих книг, сами не замечая, порицают и то, о чем в них говорится". Вот что отвечал Епифанию знаменитый своим благочестием и святостью жизни Феотим[15].

      VII. 46. О смерти новацианского епископа Павла[16] и о рукоположенном после него Маркиане
      ...Приближаясь к смерти, он созвал всех священников подвластных себе Церквей и сказал им: "Позаботьтесь назначить кого-либо епископом, пока я дышу, чтобы после в ваших Церквах не произошло смятения". Но они начали просить его, чтобы он не предоставлял им права решить это дело, ибо каждый из нас, говорили они, имеет свой образ мыслей, и мы никогда не наречем одного и того же, а потому к тебе обращаемся, — назначь сам, кого хочешь. "Так дайте же мне, сказал Павел, письменное обещание, что изберете именно того, кого я сам назначу". Как скоро пресвитеры сделали это и подписались, он поднялся на постели и тайно от присутствующих написал имя Маркиана, который был в сане пресвитерском и учился у него подвижнической жизни, а теперь находился в отсутствии. Потом сам приложил печать на бумаге и, приказав сверх того запечатать ее старшим из пресвитеров, отдал эту бумагу Марку, который был новацианским епископом в Скифии[17], а тогда находился в городе, и сказал ему следующее: "Если Бог благоволит, чтобы я оставался еще в этой жизни, ты возвратишь мне этот залог в сохранности, а когда Ему угодно переселить меня в другую жизнь, ты здесь найдешь, кого назначаю я после себя епископом". Сказав это, он скончался.

(Перевод по изд. 1996 г. С. 41, 176-177, 196-197, 199, 254-255, 307)


Оглавление

 

 

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ  

 
 

[1] Сарматы и готы — племена Северного Причерноморья. Были разбиты на Дунае в 332 г. Константин расселил сарматов в придунайских провинциях и в Северной Италии, германские племена готов — в Паннонии.

[2] Константин I.

[3] Ересиарх, епископ Константинополя.

[4] Епископ римский.

[5] Западом правил Валентиниан I (364—375).

[6] Война с сарматами и с германскими племенами аламан и франков продолжалась до 374 г.

[7] Племена Причерноморья.

[8] Император Валентиниан I умер 17 ноября 375 г.

[9] Имеется в виду нашествие квадов из Паннонии в 375 г.

[10] Валентиниан I умер от апоплексического удара во время приема квадских потов.

[11] Епифаний Саламинский (Кипрский), автор "Панариона" — энциклопедии по истоки ересей.

[12] Александрийский епископ.

[13] Иоанн Златоуст ("Хрисостом") — антиохийский пресвитер, ставший затем епископом Константинополя.

[14] Раннехристианский богослов.

[15] Описанные здесь и далее события предшествовали так называемому "собору под Дубом" в начале 403 г.

[16] Епископ Константинопольский.

[17] Скифия в специальном смысле термина — провинция у гирлы Дуная.

 

 

СОГЛАШЕНИЕ:


      1. Материалы сайта "Русь изначальная" могут использоваться и копироваться в некоммерческих познавательных, образовательных и иных личных целях.
      2. В случаях использования материалов сайта Вы обязаны разместить активную ссылку на сайт "Русь изначальная".
      3. Запрещается коммерческое использование материалов сайта без письменного разрешения владельца.
      4. Права на материалы, взятые с других сайтов (отмечены ссылками), принадлежат соответствующим авторам.
      5. Администрация сайта оставляет за собой право изменения информационных материалов и не несет ответственности за любой ущерб, связанный с использованием или невозможностью использования материалов сайта.

С уважением,
Администратор сайта "Русь изначальная"