Главная Хронология Древняя Русь Рюрики Смутное время Романовы Новости сайта Гостевая
   Дополнительное меню
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
 

 

ФЕОФИЛАКТ СИМОКАТТА     

      Продолжателем повествования Менандра стал происходивший из Египта, ставший затем императорским секретарем и эпархом при Ираклии, историк Феофилакт Симокатта (ок. 580-х гг. — после 641 г.), посвятивший свою "Вселенскую историю" правлению Маврикия (582-602). Он был автором и других произведений — "Диалога о природных и физических проблемах", сборника писем — реальных и аллегорических.
      Предисловие-прооймион исторического труда составляет диалог Философии и Истории. Здесь подчеркивается практическое, этическое и педагогическое значение изучения истории; проводится и сопоставление истории и поэзии. Таким образом, историописание помещается в широкий литературно-культурный жанровый контекст. Риторические принципы подачи материала доминируют у Феофилакта как в декларациях, так и в самой ткани повествования.
      В центре описываемых исторических событий — столкновение Византии с подошедшими к Балканам и начавшими процесс их заселения славянами и варварами. Успехи и неудачи Маврикия в этих взаимоотношениях драматически переживаются историком, который сам, в отличие, например, от Прокопия, не был ни участником, ни очевидцем всего происходившего в Константинополе в то время — в атмосфере грозящей опасности.
      Другой полюс историко-политических интересов эпохи и автора — на востоке: это — сасанидское пограничье Византии. Другие же области ойкумены — Апеннины, Африка, даже родной Египет — лишь упоминаются вскользь.
      Специальное внимание Феофилакт уделяет вопросам генеалогии иноземных правящих родов — персидских, "скифских", ранней истории народов — в том числе алтайских племен. "Скифский экскурс" Феофилакта является одним из наиболее интересных с исторической точки зрения свидетельств византийской историографии в целом. Свидетельства историка становятся еще более ценными при его обращении к государственным документам, доступ к которым он имел, будучи императорским секретарем в столице. В этом отношении такие материалы "Истории", как древности гуннов, аваров, алтайских племен, просто уникальны в мировой историографии. Это относится и к славянским древностям.
      "Вселенская история", как и другие сочинения ее автора, — в неменьшей степени, чем собрание исторических фактов, является и литературным произведением, построенным по законам эллинского красноречия, украшенного риторическими фигурами, аллегориями и метафорами; это во многих случаях ритмически организованная проза. Именно литературно-риторической спецификой памятника, а не некомпетентностью историка-фактографа, следует объяснить и многие из указываемых обычно современными исследователями неточностей и ошибок Феофилакта.
      Однако Феофилакт не ориентируется лишь исключительно на художественные ценности античного прошлого: впервые в рамках произведения всемирно-исторического жанра он уделяет столь большое внимание агиографии — св. Сергию (V.13), св. Евфимии (VIII. 14), аскету Иоанну (VII.6, 1-5). Влияние житийной литературы сказывается и в писательском методе историка.

      Издание: Theophilacti Simocattae Historia / Ed. C. de Boor, corr. P. Wirth. Stuttgart, 1972.
      Перевод: Феофилакт Симокатта. История / Пер. С.С. Кондратьева. М., 1996; фрагм.: Свод II. 1995. С. 13-43 (перевод С.А. Иванова).
      Литература: Veh 1957; Hunger 1978. Bd. I. S. 313-319; Whitby 1982; Olajos 1988; Whitby 1988.


ИСТОРИЯ

Книга I

      (Весна и лето 585 г.)
      VII. 1. Они[1] подослали племя славян, и огромное пространство римских земель было опустошено[2]. Славяне дошли вплоть до так называемых "Длинных стен" ... на глазах у всех произвели страшную резню. 2. Император в страхе защищал "Длинные стены" и вывел сюда из города все бывшее при нем войско, создавая из него в спешном порядке как бы самое надежное укрепление вокруг города. 3. Вот тогда-то Коментиол со славой выполнил свою обязанность начальника армии: наступая на Фракию, он отогнал полчища славян. Он дошел до реки, называемой Эргиния[3], и, неожиданно напав на славян, подверг варваров сильному избиению. 4. За это, опять назначенный императором главнокомандующим, он вновь был направлен против них.

Книга VI

      (591/592 г.)
      II. 10. На другой день[4] трое людей из племени славян, не имеющие никакого железного оружия или каких-либо военных приспособлений, были взяты в плен телохранителями императора. С ними были только кифары, и ничего другого они не несли с собой. 11. Император стал их расспрашивать, какого они племени, где назначено судьбой им жить и по какой причине они находятся в ромейских пределах. 12. Они отвечали, что по племени они славяне, что живут на краю западного Океана[5], что каган[6] отправил к ним послов с тем, чтобы собрать военную силу, и прислал почетные дары их племенным владыкам. 13. Дары они приняли, но в союзной помощи ему отказали, настойчиво указывая на то, что их затрудняет дальность расстояния. А их отправили к кагану в качестве заложников, как бы в доказательство того, что это путешествие длится пятнадцать месяцев. Но каган, забыв все законы по отношению к послам, решил чинить им всякие затруднения при возращении. 14. Они слыхали, говорили они, что ромейский народ и по богатству, и по человеколюбию является, так сказать, наиславнейшим; поэтому, обманув [кагана], они выбрали удобный момент и удалились во Фракию. 15. Кифары они носят потому, что не привыкли облекать свои тела в железное оружие — их страна не знает железа[7], и потому мирно и без мятежей проходит у них жизнь, что они играют на лирах, ибо не обучены трубить в трубы. Тем, для кого война является вещью неведомой, естественно, говорили они, более усиленно предаваться музыкальным занятиям. 16. Выслушав их рассказы, император пришел в восхищение от их племени, и самих этих варваров, попавших в его руки. он удостоил милостивого приема и угощения. Удивляясь величине их тел и красоте членов, он направил их в Гераклею[8].
      III. 9. Каган стал требовать от кесаря увеличения договорной суммы взносов, когда же император не обратил внимания на эти речи варвара, каган тотчас решил начать против него войну. Поэтому он приказал славянам построить большое число легких судов, чтобы подготовить переправу через Истр.
      (593 г.)
      IV. 1. Жители Сингидуна[9] своими частыми набегами разрушали работы славян, предавая огню все, что было ими заготовлено для устройства переправы. 2. Вследствие этого варвары осадили Сингидун. Город был уже доведен до крайне тяжелого положения и имел весьма слабые надежды на спасение. 3. Как вдруг на седьмой день каган приказал варварам прекратить осаду и явиться к нему. Послушавшись его приказа, варвары сняли осаду с города, взяв с него в качестве выкупа две тысячи золотых дариков, выложенный золотом стол и одежду. 4. Каган, пройдя пять парасангов, стал лагерем под городом Сирмием, а толпы славян стали готовить из дерева челноки, чтобы каган мог на них переправиться через реку, называемую Саос. 5. Он торопился с этим походом, они же, согласно его приказу, изо всех сил старались доставить ему возможность переправы: страх перед поставленными над ними начальниками заставил их это сделать. Когда эти легкие суда были сделаны и переданы кагану, варварское войско перешло через соседнюю реку.
      (594 г.)
      VI. 2. С наступлением весны[10] стратиг[11] был отправлен императором к Истру, чтобы племена славян, встретив с его стороны помеху в переправе через Истр, волей-неволей оставили Фракию в покое. Император[12] не раз говорил Приску, что варвары не будут держаться спокойно, если ромейское войско не будет со всей тщательностью сторожить Истр... Промедлив в этом месте пятнадцать дней, он [Приск] через двадцать остановок явился в Доростол[13]. 6. Каган по слухам узнал о походе ромеев и поэтому отправил послов к Приску. Когда эти послы прибыли к Приску, то Кох (это был один из варваров) от имени всех послов выступил с такими словами: 7. "Что это значит, бессмертные боги? Для тех, которым было так свойственно говорить о своем благочестии, выполнение нечестивых дел стало столь легким! Ромеи нарушили мир, нарушили святость договоров; смыта соль договорная, уничтожено уважение к слову верности, погибла клятва, посредник между людьми. 8. Истр видит военное зрелище, укрепленный лагерь и железом опоясанного Приска, незадолго перед тем, как невесту, приведшего мир к аварам и ромеям. Грешишь ты, кесарь, тайно замышляя беззаконную войну. Не царское это предприятие, недостойное императора намерение — разбойничий это план, явно проклятое народом действие. 9. Или сложи прекрасный царский венец, или не позорь достоинства своего высокого звания. Вы научили варваров низости. Мы не знали бы нарушения клятв, если бы в вас не нашли учителей лжи. Никогда во время войны не желали вы покоя, никогда очи мира не видали вас отказавшимися от битв. 10. Воюя, ты нарушаешь правду, заключая договор, ты готовишь несчастья, и можно ли еще верить, будто любишь ты спокойствие от военных бурь? Проникнись, стратиг, уважением к тому человеколюбию, которое мы вчера к тебе проявили. Мы сохранили вас невредимыми как будущих друзей, а не врагов. О человеколюбие, полное печали и опасности! 11. Те, которые получили от нас спасение, теперь готовят нам безбожное возмездие. Идут на нас войной, равно и на богов. Сокрушается крепость клятв, более сильный совершает насилие над более слабым, хитрости предоставлена свобода действий, лжи доверено руководительство, и преступление явно ведет войну. 12. Если ты, стратиг, уважая [наши силы], изменишь свое мнение, твои неприятности ограничатся лишь стыдом; иначе же ты получишь возмездие, которое как некий учитель вместе с несчастиями приведет тебя и к раскаянию". 13. Такая речь произвела на войско очень тяжелое впечатление, но Приск отнесся снисходительно к дерзости варваров и позволил им высказать эти слова. 14. Поэтому, не допустив возражений на их дерзость, он сказал, что война предпринята против славян и гетов и что при этом остаются в силе клятвы и договоры с аварами, равно как и война с гетами.
      VII. 1. Наступил после этого двенадцатый день, и стратиг, построив суда, переправился через реку. Услыхав, что Ардагаст[14] собрал толпы пришлых славян, желавших поживиться добычей, Приск среди ночи начал поход. 2. Ардагаст, распростившись со своими сновидениями вследствие все нараставшего шума, быстро проснулся, вскочил на неоседланного коня и устремился в бегство. Затем варвар внезапно наткнулся на ромеев и, соскочив с коня попробовал попытать счастья в пешей битве. 3. Но не имея сил выдержать ответное нападение, он обратился в бегство, спасаясь через какое-то непроходимое место. В этих привычных для него передвижениях Ардагаст обогнал своих противников. 4. Но тут ему не повезло: по какому-то несчастному случаю варвар налетел на ствол огромного дерева и упал. Здесь он стал бы весьма желанной добычей для преследователей, если бы река не послужила ему спасением: переплыв ее, он избежал опасности. 5. Ромеи, сделав огромные толпы славян пищей мечей, опустошили страну, бывшую под властью Ардагаста, а пленных, взятых живыми, они, отягчив деревянными колодками, посылали в Византий.
      VIII. 3. И вот Приск, одержав верх своими речами, стал отправлять плоды трудов войска, поручив охрану добычи тремстам воинам и поставив во главе их Татимера[15]. 4. И вот Татимер стал двигаться в Византию; на шестой день наткнувшись на славян, он попал в неожиданно опасное положение: когда ромеи в полдень стояли лагерем беззаботно и без всяких предосторожностей, а кони щипали траву, внезапно напал на них отряд варваров. 5. Поднялся крик, и так как ромеи были без коней, то Татимер с немногими бросился вперед и, оказавшись лицом к лицу с варварами, подвергся большой опасности. Не имея сил выдержать битву лицом к лицу, он обратился в бегство и, получив несколько несмертельных ран, с трудом избежал опасности. 6. Тут появилась ромейская пехота и спасла Татимера; затем она вступила в рукопашный бой со славянами. 7. Бой был сильный; ромеи одолели славян и произвели огромное избиение, а пятьдесят человек взяли живыми в плен, отвели в лагерь и спасли от славян ромейскую добычу. 8. Татимер, кое-как подлечив свои раны, прибыл в Византий, привезя с собой замечательные трофеи. Император был обрадован всем шедшим; он велел совершить в величайшем храме города[16] всенощное бдение, а затем, вместе со всем народом совершив молитву, просил бога дать еще более славные трофеи... 12. Приск, отобрав три тысячи человек и посадив их на эти легкие суда, переправился через реку Паспирий[17]; этот поход он начал в полночь. Варвар, будучи пьяным, потерял всякое соображение; дело в том, что у него в этот день были поминки по умершему брату, как это у них в обычае. 13. Великий страх охватил всех. Вождь варваров живым был взят в плен. Всю ночь ромеи провели за этим кровавым делом. Когда же рассвело и начался день, стратиг велел прекратить избиение. На третий день после этого вождь вывез оттуда добычу и войска. 14. После этого ромеи, возгордившись такими удачными набегами, предались роскоши, а затем пристрастились к пьянству; вследствие этого у них расшаталась дисциплина и они перестали обращать внимание на несение сторожевой службы, которая обычно у ромеев называлась на их родном языке "скупка". 15. Побежденные славяне, собравшись вместе, в свою очередь отплатили ромеям за это нападение. И эта расплата была бы тяжелее, чем предшествующее нападение ромеев, если бы их не победил в сражении Гентзон, собрав вокруг себя пешие войска. Утром Приск нескольких из начальников караулов посадил на кол, да и иных из тяжеловооруженных солдат подверг жестокому бичеванию.
      XI. 2. Затем император снял Приска с должности главнокомандующего, а вождем ромейских войск сделал своего брата Петра. 3. Приск об этом ничего еще не знал. Поэтому, снявшись с войсками, он перешел через реку; войска отказывались дальше оставаться в варварской стране — они боялись, как бы варвары, внезапно напав, не унесли их добычу. 4. Каган, услыхав об уходе ромейского войска, очень удивился. Затем он отправил послов к Приску, желая узнать о причине обратного похода. Приск, насколько было возможно, убедительными словами обманул кагана. 5. Дня через три Приску было дано знать, что каган хочет напасть на ромейские земли и что он приказал толпам славян переправиться через Истр; в страшном гневе он едва мог перенести, что ромейские силы покрыли себя столь великой славой. 6. Таргитий и наиболее знатные из варваров советовали кагану не затевать войны с ромеями; они говорили, что он сердится на них несправедливо. 7. И Приск с большой находчивостью отправил кагану посла (имя ему было Феодор), по своим природным дарованиям человека ловкого и остроумного, по специальности — врача, умевшего свободно говорить. Он пришел к кагану в сознании своей силы. 8. Варвар, полный гордости вследствие сопутствовавших ему удач, держал себя очень надменно; он говорил, что является владыкой всего племени и что, где бы ни сияли лучи солнца, нет никого, кто бы осмелился ему сопротивляться...
      17. "Умею я властвовать над своим пылом, когда волны его поднимаются чересчур высоко; умею я и пустить в ход свой гнев, но тогда, когда раздражение бывает своевременным. Я примиряюсь с Приском, Феодор. Пусть и он станет мне искренним другом. Пусть каган не останется лишенным доли добычи. Ведь он вторгся в мою землю и совершал незаконные нападения на моих подданных. Пусть же и плоды удачи будут общими". 18. С такими дружественными и разумными предложениями он отправил Феодора к Приску. Явившись к Приску, Феодор передал ему речи варвара; на другой день Приск созвал собрание воинов и убеждал ромеев поделиться добычей и с варварами. 19. Ромейские воины, и раньше не очень разбиравшиеся в вопросах, касавшихся пользы, тут восстали против стратига. Но стратег многими изворотливыми, соответствующими данным обстоятельствам речами убедил свои войска дать варвару что-либо из добычи. 20. В силу этого ромеи отдали кагану военнопленных варваров, лишив его доли в другой добыче, и на этом закончили споры. Каган с удовольствием принял возвращенных ему варваров и разрешил ромеям пройти. 21. Итак, ромеи отдали даром кагану пять тысяч варваров и вернулись в Дризиперы[18]. А стратиг прибыл в Византию. За все это Маврикий бранил Приска и упрекал его в легкомыслии и ошибках, считая, что он безрассудно отдал варвару добычу.

Книга VII

      (594 г.)
      II. 1. Таким образом стратиг[19], несмотря на такие горестные события, вновь заслужил расположение войска. На четвертый день он дал знать императору о мятеже в войсках. Затем, оставив Одесс[20], он пошел в левую часть этой страны и, прибыв в Маркианополь, приказал тысяче воинов двинуться впереди войска. 2. Они столкнулись с шестьюстами славянами, везшими большую добычу, захваченную у ромеев. Еще недавно были опустошены Залдапы, Акис и Скопис[21], и теперь они вновь ограбили несчастных. Они везли добычу на огромном числе повозок. 3. Когда варвары увидали приближающихся ромеев и в свою очередь были ими замечены, они тотчас же бросились убивать пленных. Из пленников мужского пола были убиты все бывшие в цветущем возрасте. 4. Так как это столкновение для варваров было неизбежным, то они, составив повозки, устроили из них как бы укрепление лагеря и в центре этого лагеря укрыли женщин и детей. 5. Приблизившись к гетам (так в старину называли этих варваров), ромеи не решились вступить с ними в рукопашный бой: они боялись копий, которые бросали варвары в их коней с высоты этого укрепления. 6. Тогда начальник этого отряда (имя ему было Александр) на родном для ромеев языке велел ромеям сойти с коней и пешими схватиться с врагами в опасном бою. 7. И вот ромеи сошли с коней и подошли к укреплению, нанося и отражая удары копий. 8. Таким образом, битва стала затягиваться и для той, и для другой стороны. Тут кто-то из ромеев, подскочив с разбега и напрягши все силы, влез на одну повозку, связанную в одно целое с укреплением и охранявшую варварское войско, а затем, став на ней, начал поражать мечом всех приближавшихся. 9. Тут пришла к варварам неизбежная гибель — ромеи разрушили их укрепление. Варвары, отчаявшись в спасении, уничтожили оставшуюся часть пленных. Ромеи, наступая и усилив натиск, ворвались — к сожалению, поздно и с трудом — в центр укрепления и уничтожили находившихся там варваров...
      (599 г./600 г.)
      XV. 12. На другой день варвар заключил мир[22] и стал думать о возвращении. Каган не раз говорил буквально следующее: "Пусть бог будет судьей между Маврикием и каганом, между аварами и ромеями". 13. Он обвинял императора в том, что тот разрушил мир. И эти слова не были совсем несправедливыми. Действительно, ромеи, нарушив мир и завязав войну, подверглись вышеуказанным несчастиям: недостойное начало в конце концов всегда приведет к тяжелым последствиям. 14. Ромеи и авары договорились, что Истр является их пограничной рекой, но против славян дается право переходить эту реку. В силу договора вносятся еще другие двадцать тысяч золотых. На этом была окончена война между ромеями и аварами.

Книга VIII

      (599 г.)
      III. На двадцатый день[23] варвар вновь собрал силы у реки. Поэтому Приску пришлось снова вернуться к реке Тисе. И в этом месте произошла самая большая и замечательная битва. 14. Варвары, разбитые, можно сказать, наголову, в этот день были потоплены в волнах реки. Вместе с ними погиб и очень большой отряд славян. 15. После пооажения варварское войско было взято в плен, из них аваров было захвачено три тысячи, остальных варваров — шесть тысяч двести и славян восемь тысяч. На этих пленных были надеты оковы, и стратиг послал захваченных варваров в качестве добычи в город Томис[24].
      IV. 1. Тогда каган, прежде чем император узнал о чем-либо случившемся, отправил послов к Маврикию, пытаясь получить назад пленников. 2. Маврикий, пораженный угрозами варвара и обманутый их словами, приказал Приску возвратить кагану взятых в плен аваров. Таким образом, варвары были выданы из Томиса кагану.
      (602 г.)
      V. 8. С наступлением лета до императора Маврикия дошел слух, что каган умышленно оттягивает войну, чтобы, когда разойдутся ромейские войска, каким-либо быстрым движением напасть на Византию. 9. Поэтому он приказал стратигу оставить Адрианополь и перейти через Истр. 10. Тогда Петр стал готовить поход против Склавинии и написал Воносу. Это был один из телохранителей императора, человек очень видный, которого обычно в народе называют скрибоном[25]. 11. Он в это время должен был помогать стратигу Петру. В этом письме было требование, чтобы он приготовил суда для перевозки ромейских войск через реку. 12. Ипостратигом боевых сил Петр назначил Гудуина. Гудуин, переправившись через реку, острием меча погубил множество врагов и захватил большое количество пленных, чем приобрел великую славу. Ромеи старались вновь переправиться через реку на свою сторону, но Гудуин некоторое время препятствовал им в этом. 13. Тем временем каган, получив известие о набегах ромеев, направил сюда Апсиха с войском и приказал истребить племя антов[26], которые были союзниками ромеев.
      VI. 1. При таких обстоятельствах авары в большом числе отпали и спешно, как перебежчики, перешли на сторону императора. Слухи об этом привели кагана в замешательство; его охватил страх, он и упрашивал их, и придумывал много различных средств, чтобы вернуть себе назад отпавшие силы[27]. 2. Когда наступила осень[28], император Маврикий настойчиво требовал от Петра, чтобы ромейские войска провели зиму во владениях славян. Но сами ромейские войска были очень недовольны таким планом императора как из-за малой надежды на добычу, так и из-за недостатка лошадей. Кроме того, их пугало бесчисленное множество варваров, которые, как волны, заливали всю страну на той стороне Истра.

(Перевод С.С. Кондратьева. С. 19-217)


Оглавление

 

 

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ  

 
 

[1] Авары.

[2] С появлением аваров на Дунае в сер. VI в. часть славян оказалась в подчинении или в союзе с аварами.

[3] Совр. р. Ергене, левый приток Марицы.

[4] Хронология повествования здесь контаминирует сведения о событиях 591/592 г. и 596 г.

[5] В данном случае — Балтика, т.е. речь идет о славянах междуречья Эльбы и Одера.

[6] Именование правителя славян хазарским термином "каган" ("хакан") имеет историческую подоплеку периода хазарской активности в южнорусских степях. См.: Новосельцев 1982. С. 150-159.

[7] Сведение, опровергаемое современной археологией.

[8] Совр. Эрегли на берегу Мраморного моря.

[9] Сингидун — совр. Белград, был захвачен аварами в 583 г. и возвращен византийцам в 584 г.; Сирмий — совр. Сремска Митровица; Саос — река Сава.

[10] События датируются 593 г., но, по другим мнениям, — 592, 596, 598 гг. и др.

[11] Приск (см. выше).

[12] Маврикий (см. выше).

[13] Г. Дристра на Дунае.

[14] Имя славянского вождя имеет явные черты славянского происхождения.

[15] Антропоним славянского или, скорее, германского происхождения.

[16] Храм св. Софии.

[17] Ситрет или Бузеу. Больше не упоминается.

[18] Осенью 593 г. Дризипера — совр. Буюк-Караштыран.

[19] Петр, брат императора Маврикия.

[20] Совр. Варна. Маркианополь — совр. Девна.

[21] Соответственно — Абтаат (?), совр. Гамизграде (в Сербии), совр. Злокучане у Скопле (?).

[22] Летом 599 г. По другим датировкам, — 600 или 601 г.

[23] Лето 599 г. По другим датировкам, — 600 или 601/602 г.

[24] Совр. Томы.

[25] Элитный отряд для особых поручений.

[26] Анты обитали на землях от Добруджи до Днепра на севере и Олт на западе. Возможно, что войско аваров не достигло антских территорий. Анты были византийскими союзниками с 545 г. и, по крайней мере, до 612 г.

[27] В них иногда видят славян.

[28] 602 г.

 

 

СОГЛАШЕНИЕ:


      1. Материалы сайта "Русь изначальная" могут использоваться и копироваться в некоммерческих познавательных, образовательных и иных личных целях.
      2. В случаях использования материалов сайта Вы обязаны разместить активную ссылку на сайт "Русь изначальная".
      3. Запрещается коммерческое использование материалов сайта без письменного разрешения владельца.
      4. Права на материалы, взятые с других сайтов (отмечены ссылками), принадлежат соответствующим авторам.
      5. Администрация сайта оставляет за собой право изменения информационных материалов и не несет ответственности за любой ущерб, связанный с использованием или невозможностью использования материалов сайта.

С уважением,
Администратор сайта "Русь изначальная"