Главная Хронология Древняя Русь Рюрики Смутное время Романовы Новости сайта Гостевая
   Дополнительное меню
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
 

 

СКАЗАНИЯ ЗЕМЛИ РУССКОЙ
Великан
    

Великан       Направил Алексей Митрофанович верного коня в обратный путь. Да вот беда! Выскочила из-за дубового комля старуха в рваном саване. Косой подпирается, на плече котомочка позвякивает. А в котомочке — и ножи, и пики, и топорики разные. Тянется старуха костлявой рукой к Арине Степановне, в щербатой улыбке расплывается. Обмякла ведунья в объятиях молодецких. Прижал её воин к груди покрепче, зашептал горячо:
      — Аринушка, отважное сердечко, не устрашилась ты царь-птицы хищной! Не убоялась гнева колдуна Черногора! Претерпела и зной, и холод, и голод лютый! Неужто теперь поддашься Смерти, уйдёшь в могилу безвременную? Не очнётся без тебя Дарьюшка во веки вечные. Унесёшь с собой и её жизнь, и мою!
      Не услышала его Арина Степановна. Лежит как неживая: только голубенькая жилка на виске слабо подрагивает. Потянуло от старухи-лиходейки могильным холодом. Взволновался верный конь: захрипел, назад попятился. А Смерть вытянула из котомки оселок — и ну косу натачивать! Не стерпел славный витязь — выхватил меч великана Зоряслава. Пришпорил коня, направил его на старуху. Удивилась Смерть. Даже оселок выронила.
      — Всяко было, — зашамкала она, — и просили, и молили, и откупиться пытались, а с мечом ни разу не набрасывались!
      Замахнулся Алексей Митрофанович — обернулась Смерть Ариной Степановной. Стоит в рваном саване, котомочка на плече, на косу опирается. Подмигнула и растаяла, словно никогда не было. Только оселок на траве примятой остался.
      Не мешкая, поскакал отважный воин прочь от нехорошего места: вдруг вернётся старуха за потерянным оселком, а заодно и Арину Степановну прихватит? Хотя говорят люди: увидел живого в образе мертвеца — порадуйся. Отсрочка ему дана, погуляет ещё по свету белому. Потому как умерла его смерть.
      Долго ли, коротко ли — доехали странники до речушки малой. Речушка быстрая, каменистая, говорливая. На солнце вода студёная играет, всеми цветами радуги переливается. Спешился Алексей Митрофанович. Уложил Арину Степановну на постель из трав лесных. Вдруг, откуда ни возьмись, опустился на прибрежный валун филин давешний. На шее сеточка из золотой проволоки сплетённая, в ней флакон стекла заморского. Не иначе волхв прислал слугу верного с подарочком. Приоткрыл витязь пробку притёртую, заклубился над флаконом дымок ароматный, послышался шёпот таинственный: «Не тужи, добрый молодец! Дай меня испить занемогшей, обессилевшей!» Едва глотнула Арина Степановна питья волшебного — вернулись краски на лицо алебастровое. Отпила она половину — поднялась с трав душистых. Не осталось во флаконе ни капельки — подошла к речушке, зачерпнула воды студёной. А как обернулась к Алексею Митрофановичу, так он и ахнул. Стоит перед ним красивая молодка. Ариной Степановной её назвать — язык не повернётся. Словно смыла вода речная с лица годы прожитые. Словно не томилась пленницей у колдуна Черногора. Словно не её у Смерти мечом отстоял! Поклонилась храброму витязю ведунья помолодевшая. Поклонилась филину — птице полуночной. Обратилась к спасителям с речью благодарной. Поклонился ответно Алексей Митрофанович:
      — Не время, Ариша, хвалу нам выслушивать. Не время гордиться былыми победами. Ишь, как волнуется филин, посланец волхва чудесного: крыльями машет, ухает тревожно, торопит в путь-дороженьку. Уж не стряслась ли беда с великаном Зоряславом?
В лесной чаще       День да ночь, сутки прочь — привёл филин путников в края чужедальние, где горы стоят высокие, реки текут бурные. Подлетел филин к жилищу Зоряслава. Опечатана гора камнем четырёхугольным с круглым отверстием посередине. Вокруг горы — полоса, огнём выжженная. Призадумался Алексей Митрофанович: что за враг неведомый взял верх над могучим великаном? Арина же с коня богатырского спрыгнула, над землёй обезображенной склонилась. Видит — шевелятся вдоль выжженной полосы клубки чёрные. То змейки, змеи и змеёныши вьются, друг по дружке ползают. А где слуг без счёта, там и сам хозяин должен быть. Поняли сотоварищи: запер великана Зоряслава Полоз-змей, царь Змиулан.
      Осердился Алексей Митрофанович, за меч волшебный схватился. Остановила отважного воина Ариша-ведунья. Не много против змея огненного мечом наработаешь: тут секрет знать надо!
      Не пропали даром уроки бабки Степаниды. Наломала Ариша в глухой ложбине охапку чертополоха-дедовника. Хоть и предусмотрителен был Змиулан, но весь чертополох в округе извести не сумел. Сыскала ведунья камней рассыпающихся. Изукрасились путники пучками дедовника, припрятали в одежде камни, от чар змеиных избавляющие. Засвистала Ариша особым свистом. Заходила земля ходуном, задрожала гора высокая. Высунулся из круглого отверстия хозяин подземного царства — чёрный Полоз-змей. Сам с ведро толщиной, а голова — человеческая. Глаза изумрудные, зрачок узкий-узкий. Язык тонкий, змеиный, на конце раздваивается. Изготовилось чудище к броску, да не тут-то было. Куда ему против оберегов бабки Степаниды! Разобиделся огненный змей: забил хвостом шипастым. Едва конь богатырский седоков от камнепада унёс. Приутих Змиулан, призадумался. Вдруг пыхнул огнём-пламенем, рассыпался искрами — обернулся добрым молодцем, красавцем писаным. Заговорил Полоз-змей человечьим языком:
      — Поцелуй меня, умница-разумница! Или я не хорош собой? Или жених не завидный? В пещере моей светлым-светло от злата-серебра, от жемчугов и камней самоцветных. Поцелуй меня, станешь хозяйкой царства подземного. Наделю тебя силой магической. Будешь со мной хранить сокровища несметные.
      Но не соблазнили Аришу речи прельстительные:
      — Не поцелую я тебя, хитрый царь Змиулан. Не нужно мне твоё злато-серебро. Не нужны каменья самоцветные. Оставь себе клады заговорённые. Отдай нам лишь то, что тебе не принадлежит. Отпусти великана Зоряслава!
      Рассыпался искрами Змиулан — и обернулся молодицей. Да такой раскрасавицей, что ни в сказке сказать ни пером описать.
      — А с чего ты взяла, умница-разумница, что великан захочет из своей пещеры выйти? Весь белый свет, как копеечку, отдал Зоряслав за радость любоваться моими глазами изумрудными, целовать мои уста сахарные. Без меня его сердце от тоски исчахнет. Без меня он от горя иссохнет!
      — А с тобой и того быстрее. Высосешь ты силы великана, задавишь его и съешь. Отдай нам по-хорошему то, что тебе не принадлежит.
      — Уж не пугать ли ты меня вздумала? — засмеялся Полоз-змей. — Нравится мне отвага твоя безрассудная. Хочу поиграть с тобой в загадки-отгадки змеиные. Отдам я Зоряслава и приворот помогу снять, если узнаешь его среди кладов живых. Только помни: пойдёшь со мной в царство подземное одна и без оберега. Оставь спутнику венок с чертополохом, чтобы не трусил.
Осень      Едва успела Арина Алексея Митрофановича за руку схватить. Осерчал славный витязь на Змиулана. Рвался пустить в ход меч заветный — изрубить чудище на мелкие кусочки. Едва успокоила его ведунья. Едва умолила отпустить со змеем хитромудрым. А как обнялись они на прощанье, кольнули Арину в предплечье коготки острые. Смотрит Арина — лезет по рубахе филин-невеличка. От головы до кончика хвоста — не больше детского мизинчика. Лапками споро перебирает. Глазом не успела моргнуть, как филин под косой пушистой спрятался. Обрадовалась Ариша, но виду не подала. Будет ей помощь в царстве подземном!
      Поднялась ведунья к камню четырёхугольному. Обвил её царь Змиулан и утащил в круглое отверстие. Ох, и глубок был ход змеев!
      Но всему на свете конец приходит. Оказалась Ариша в пещере высокой. Стены искрятся от каменьев драгоценных. Пол усыпан серебром, золотом. Поставил Полоз-змей Арину на самый большой самородок. Зашипел шипом страшным. Вышли из стены три великана Зоряслава. Похожи друг на друга, как три отражения в зеркале, как три капли воды. Всплеснула руками Ариша. Кто поймёт-разберёт, где настоящий Зоряслав? А Змиулан ей голову на плечо положил, зашептал вкрадчиво:
      — Выбирай, умница-разумница! Как отгадаешь, бери золотую палицу, ударь избранника. Смотри не ошибись! Одного великана мамушка на свет родила. Два других — живые клады. Обманешься, стукнешь не того — обернётся он и рассыплется кладом. Мешка два золота получится. Сокровища-то я тебе за храбрость не девичью подарю. Даже донести помогу. А вот Зоряслав, не обессудь, навечно в пещере останется!
      Стоит Арина, едва не плачет: не разгадать ей загадки Полоз-змея!
      Вдруг слышит, кто-то ей в самое ухо запищал тоненько:
      — Не печалься, красна девица! Для чародейного филина помочь тебе легче легкого. Смотри внимательно, да не на великанов, а на то, что за ними. Видишь, два треугольных огонёчка слабо мерцают, а между ними тёмная горочка? Это ушки земляной кошки. Она всегда рядом с заколдованными кладами похаживает. Примечай, мимо кого земляная кошка будет, не останавливаясь, проскальзывать.
      Вгляделась Ариша, подняла палицу — и как стукнет! Зоряслав не покачнулся, а близнецы на золотые монетки рассыпались. Огорчился Полоз-змей, что распознали живые клады. Но давши слово — крепись! Выполнил царь обещанное. А потом собрал змеек, змей и змеёнышей, скатал их в тугой клубок да и уполз восвояси. Других великанов зачаровывать, другие горы опечатывать!


Назад              Содержание              Вперед

 

 

СОГЛАШЕНИЕ:


      1. Материалы сайта "Русь изначальная" могут использоваться и копироваться в некоммерческих познавательных, образовательных и иных личных целях.
      2. В случаях использования материалов сайта Вы обязаны разместить активную ссылку на сайт "Русь изначальная".
      3. Запрещается коммерческое использование материалов сайта без письменного разрешения владельца.
      4. Права на материалы, взятые с других сайтов (отмечены ссылками), принадлежат соответствующим авторам.
      5. Администрация сайта оставляет за собой право изменения информационных материалов и не несет ответственности за любой ущерб, связанный с использованием или невозможностью использования материалов сайта.

С уважением,
Администратор сайта "Русь изначальная"