Главная Хронология Древняя Русь Рюрики Смутное время Романовы Новости сайта Гостевая
   Дополнительное меню
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
 

 

КОРОБ СВАРОГА     

ПЕРВЫЙ КЛУБОК
БИТВА ТРЕХ РОДОВ

Сварог

      — Расскажи, Гамаюн, птица вещая, как из Сварги похитили звёздных коров. Как Сварог созывал силы Ирия! Расскажи и о распре на Pa-реке, что прозвали Битвой Трёх Родов!
      — Ничего не скрою, что ведаю...

      Думы строгие мои, песни долгие... Вейтесь вы чрез реки широкие, вейтесь через горы высокие. Там по горушкам, по дорожушкам скачут турицы златорогие.
      Поперёд-то стада туриного там бежит Земунушка Родовна. Рожки у Земун — красна золота, а копытушки — бела серебра, шерсть унизана скатным жемчугом. Ест траву Земун и даёт молоко, и течёт молоко по небесному своду, и сияет частыми звёздами.
      Скачут за Земун её детушки: Амалфея, Дана, Волыня — златорогие звёздные турицы. Рождены они Родом-батюшкой и Земунушкой-богородицей.
      И ступали те млады турицы всё по травушке да муравушке. И от морюшка шли до моря, и от края небес до края.
      — Ты куда бежишь, свет Земунушка, с молодыми своими детками?
      — Мы бежим-спешим к Белым водушкам да ко Камешку Алатырскому. Обойдём вокруг Камня Белого, в белы водушки окунёмся — в красных девушек обернёмся.

      Думы строгие мои, песни долгие... Вейтесь вы чрез реки широкие, вейтесь через горы высокие. Там по горушкам, по дорожушкам скачут турицы златорогие.
      — Ой вы, турицы златорогие! Отвечайте по чести, по совести — где вы побыли, погуляли где? И какое вы чудо видели?
      — Ой, мы видели чудо-чудное... Как в своей златой колеснице пролетал бог Ра — Солнце Красное. Он к нам руки-лучи со небес простирал, и ласкал нас, и обнимал...
      Много ль, мало ль минуло времени — зачали от Солнышка турицы. И родила Амелфа — Велеса. Дана — братьев Валью и Вритью. А Волыня родила Хорса.
      Как у внуков Земунушки Родовны волосы горят красным золотом, ноги — в серебре по коленочки. И зажат в правой рученьке каждого — Синь-горючий Камень Алатырь.

      А в глубоком Подземном царстве Вий Седунич с Паном похаживал. Говорил сыну Вий:
      — Пан могучий! Сделай ход из чрева земного, с дымом — подымись в мир небесный! Ты затми, Пан, Красное Солнце! Укради-ка ты стадо звёздное!
      Распалил огонь козлоногий Пан и прожёг проход в поднебесный мир там, где встали Пановы горы. И затмил собой Солнце Красное, и угнал с небес стадо звёздное. И похитил из колыбели также братьев — Валью и Вритью.
      И пригнал их Пан в царство Виево. Вий тех братьев усыновил. Чтоб забыли о Pa-Родителе, память Предка в них усыпил.
      И Земун тогда опечалилась — обмелели реки молочные. Погрузилась Земля во тьму. И с небес пошли не дожди — повалился пепел горючий. Запрудил тогда Вритья реки, Валья проглотил Солнце Красное.
      Нет воды для зверя рыскучего, нет воды для птицы летучей! Оскудела тогда Мать Сыра Земля... стали рыскать по ней звери лютые, волки хищные и медведи, стали красть у людей скотину...

      За горою крутой и за Pa-рекой расшумелись леса дремучие. В тех лесах дремучих костры загорелись и огни воспылали горючие. Вкруг огней тех люди сбирались, к небесам они обращались:
      — Ты, Семаргл-Огнебог, воспылай до небес! Передай Перуну Сварожичу и Дажьбогу, Барме и Индрику — славу нашу, Семаргл могучий!
      — Ты, Сварог небесный! Пошли сынов в службу дальнюю, многотрудную! Сокрушите Осла, вы, ревущего! Улетит пусть зловещей птицей далеко от Дерева ветер!
      И прорёк Сварог, царь небесный:
      — Отправляйтесь, боги, на поиски! Отыщите рождённых Даной! Возвратите стадо ирийское!

      Взвился бог Семаргл сын Сварожич, закружился огненным вихрем.
      — Мы отыщем звёздное стадо!
      И вскочили тут на коней крылатых Даждь с Перуном — боги Ирийские. Также Барма великий — владыка молитв. Также Индрик могучий, сын Дивного Дыя. И пошли с богами их роды — все ясуни, бармы и дивы!
      И пошли за Волгу — Великую Ра! На богах — кольчуги булатные, на руках — златые пластины, на плечах — медвежий шкуры, а в руках — мечи и секиры. Словно птицы, раскинув крылья, полетели к битве ясуни!

      Прилетели боги к Великой Ра, да ко тем лесам Светлояровым, за которыми — горы Пановы. И сказал тогда Тарх Дажьбог:
      — Нужно нам великого Велеса звать на битву с Вием и Паном! Он мне будет дед! Да и Пан украл — дочь его, Поману, сестру Роси!
      И ответил ему батюшка Перун:
      — Мы с тобой проведаем Сурича! Зазовём его мы на славный бой!

      И тогда Даждьбог обернулся — Гамаюном, волшебной птицею. Полетел во тот Светлояров лес ко Великому Китеж-граду.
      Под окошечко сел косящетое, где беседовал царь с царицей: Велес Суревич с Вилой Сидой.
      — Этой ночью, — сказал Велес Суревич, — приходили к нам Карна с Желею, пламя мыкая в роге огненном! Знать, идут сюда боги Сварги — с родом Виевым ратоваться! Будут биться они против Вальи и Вритьи — милых братьев, обманутых Вием! Против дочки нашей Поманы, что похитил великий Пан! Также против Лутони-бога, что родили Пан и Помана! Могут сгинуть в огне ветви нашего рода — по вине Вия с Паном и воле Сварога!
      Вила Сидушка прорекла в ответ:
      — Мы должны на ту битву родных не пустить, чтобы кровь свою защитить! Мы напустим на них жажду, голод и сон, а еду заколдуем и питье зачаруем... Китаврула мы призовём. Пусть волшебник глаза тем богам отведёт — и родных от смерти спасёт!
      А Дажьбог-Гамаюн под окошечком то, что Сида сказала, — запомнил всё. И к отцу он снова вернулся, и опять собой обернулся.

      И подъехали Даждь с Перуном ко тому Светлоярову озеру. Видят — вот золотая лодочка. Китаврул на ней — перевозчиком. Возит он гостей на ту сторону ко Великому Китеж-граду.
      А уж как та лодка украшена — и чеканкою, и резьбою. Нос-корма у ней позолочены, рытым бархатом обколочены. И в той лодочке — будто дивный рай, кипарисовый, виноградный сад. Там цветы цветут, птицы песнь поют. И столы там убраны яствами, рядышком — кроватки тесовые.
      Китаврул на ладью ту гостей проводил и усаживал за столы. Предлагал им выпить напиточков и откушать златые яблочки.
      Отвалила ладья Китаврулова и поплыла по Светлояру ко Великому Китеж-граду.

      Вдруг то озеро обернулось во туманушке — океаном. Берег китежский стал вдруг островом, прозывающимся Буяном: там и дуб растёт коренистый, рядом — ёлочка щепотиста.
      Как на дубе том висит цепь златая, кот Баюн по ней важно ступает. Как направо пойдёт — сказку скажет, а налево — песнь запоёт. А по ёлочке той — вкачет белочка, что златы орехи грызёт, изумруды лущит, вынимает и в шкатулочки их кладёт.

      И садились боги за златые столы — на скамьи, за камчаты скатерти. Слово молвил тогда бог Перунушка:
      — Наливайте-ка нам напиточков!
      Тарх Дажьбог отца отговаривал, только тот его не послушал. Как наелся он и напилися — тотчас на кровать повалился. И тогда Дажьбог пития выливал и мечом столы разрубал.
      И тотчас ладья Китаврулова приставала к причалам Китежа. И пошёл Дажьбог ко златым вратам. Входит в город. Вокруг — терема, белокаменные дома. Мостовые устланы золотом и каменьями самоцветными.
      Доходил Дажьбог до реки, за которой чудесный замок — на семи ветрах о семи шатрах.
      Видите радужный мост пред собою. И пошёл Дажьбог по тому мосту к Семиверхому замку Велеса.

      Как пришёл, явились пред ним — Велес Суревич с Вилой Сидой.
      Обратился Даждь ко хозяевам:
      — Велес Суревич, сын Амелфы! Ты примкни к дружине Свароговой! Ведь в твоей могучей деснице — полнота есть силы державной! Если б мы потянули вместе братский плуг в порыве едином, то тогда никакая сила не смогла бы с нами поспорить!
      Отвечал Перуничу Велес:
      — Нет, сражаться с родною кровью — не пристало мне, сын Перуна! И скажу ещё: меч не скован, не отточено то железо, что моих одолеет братьев — сыновей великого Сурьи!

      И тогда Дажьбог, сын Перуна, вынимал изостренный меч. И сошлись тотчас врукопашную Велес буйный и Тарх Дажьбог.
      Как они боролись-братались — содрогалася Мать Сыра Земля, расплескалось и море синее, приклонилися все дубравы.
      И воскликнул Велес сын Сурьи:
      — Помоги-ка мне, Вила Сида, образумить сына Перуна! Подскочила к ним Вила Сида и хватала за кудрышки Даждя.
      И сбивала на Землю Сырую его. И тогда они привязали — Даждя цепью златою к дубу.
      — Вот теперь ты будешь, Перунич, песни петь нам, как Гамаюн! Или вечером сказки сказывать, как любимец наш — кот Баюн!
      И воскликул тогда Тарх Перунович, и по небу гром раскатился:
      — Ты проснись-пробудись, грозный батюшка! Помоги-ка мне, бог Перун!

      Мало времени миновало — разгулялась непогодушка, туча грозная поднималась. Шла та туча грозная на горы — горы с тучи той порастрескались и на камешки раскатились. Подходила к лесам — приклонились леса, разбежались в лесах звери лютые. Становилась туча над морем — море синее расходилось, разметались в нём рыбы быстрые.
      Из-под той-то грозноей тученьки со громами, огнями сверкучими прилетел Орёл сизокрылый. Стал летать Орёл, клекотать в небесах:
      — Почему приковали Тарха? Почему его привязали? Из-за Велеса — сына Сурьи, из-за Сиды — дочери Рода!
      Не взлюбилась та речь буйну Велесу, он выскакивал на широкий луг. Лук тугой снимал с своего плеча, брал калёну стрелу у Дажьбога, направлял стрелу в птицу вещую. А Дажьбог у сырого дуба, глядя на стрелу, приговаривал:
      — Слушай, батюшка лук! Ты, калёна стрела, — не пади ты ни в воду, ни на гору, не пади в дуб сырой и в сизого Орла — попади-ка в грудь буйна Велеса!

      Не попала стрела ни на гору, ни в воду, не попала стрела в дуб сырой и в Орла — повернулась в грудь буйного Велеса, сбила с ног она бога грозного.
      И тогда Орёл сизокрылый обернулся снова в Перуна. И послал Перун громовую стрелу — и разбился сырой дуб на щепочки. И спадали тогда цепи тяжкие вниз на землю с Тарха Дажьбога.
      И сказал Перун буйну Beлесу:
      — Я тебя, грозный Велес, Коровы сын, уничтожу и не помилую!
      — Не найдешь ты меня, — Велес так отвечал. — От тебя я сумею упрятаться! Вот идёт человек — стану тенью его, ничего ты со мною не сделаешь!
      — Я убью человека, его я прощу, но тебя затем не помилую!
      — Тогда я — под коня! Не отыщешь меня! — отвечал ему Велес, Коровы сын.
      — И коня я забью, и тебя погублю, погублю тебя, не помилую!
      — Я запрячусь в дупло, там спокойно, тепло — ничего ты со мною не сделаешь!
      — Я тот дуб расщеплю и тебя отыщу — я найду тебя, не помилую!

      И тогда бог Велес сын Суревич руку с перстенем ввысь подымал, перст свой к небесам воздымал. А в том перстне — Рубин Сокровения, что добыт в пещере у Родника — у источника Возрождения.
      И когда ударила молния в тот великий Рубин Сокровения — вмиг растаяло наваждение.
      Вдруг исчез и сам Китеж-град святой с Семиверхой башней Златой. И пропал вокруг океан, сгинул чудный остров Буян.
      И увидел Перун сын Сварожич вместе с сыном Тархом Дажьбогом, что вокруг лишь лес Светлояров — травушка вокруг чуть трепещет, озерцо синей гладью блещет...
      Так Перунушка со Дажьбогом Китеж-град в лесу не нашли и ни с чем обратно пошли, да в дубравушках заблудились и к сражению припозднились.
      А Семаргл, Барма и Индрик подъезжали к Пановым кряжам. Где течёт Великая Pa-река, и в неё впадает Ока.
      Барма — бог сладкозвучный, поэт из поэтов, начал петь, восхваляя Сваргу, проклиная Пана и Вия. И по зову Бармы, царя молитв, Сивый Мориан появился. Вслед за Сивой явились — Рудые. Собралось великое воинство!
      И искали боги могучие всех коров, украденных Паном. И услышали их мычанье.
      Видят боги — у Камня горючего реки запрудил мощный Вритья. Сила Вритьи возбуждена, охватил его жар подземный, преградивши собою воды, он лежит на дне Подвселенной.
      Подъезжал к нему мощный Индрик на могучем Единороге. Змей шипел, как в пьяном угаре:
      — Я тебя, Индрик-бог, вызываю на бой! Я тебя, мощный Индрик, с конём проглочу!
      Но ему не ответил Индрик, распалённый гневом и хмелем.
      Колдовать тут начала Дана. Напустила она тучи тёмные, град, и гром, и грозные молнии. И во тьме надвинулся Вритья, в рог ударил Единорогу. И тогда колдовскою силой Индрик-бог обратился в волос. Вритья бил по тонкому волосу.
      Поднял палицу мощный Индрик — содрогнулось всё поднебесье, как разбил он голову Вритьи. Будто сук, секирой обрубленный, Змей упал на Матушку Землю.
      Вол хотел победить Быка, но сразил его мощный Индрик. Он — безногий, бесплечий, безрукий победить хотел Индрик-бога! Погрузился он в долгий мрак — тот, кому был сам Индрик враг!
      Индрик чары Даны разрушил. И поникла Данушка Родовна. И на сына она упала и прикрывала его собою. Сверху Дана-мать, снизу сын — так лежат Корова с Телёнком.
      И ударил палицей Индрик. И поверг он лютого Вритью, обуздавшего все потоки. И поверг он Дану Земуновну. И столкнул их бог со Великой Ра — и все воды ринулись в море.

      О, кого испугался Индрик? Что за страх проник в сердце бога? Почему, в Орла обратившись, улетел он от тела Вритьи? Он увидел Месть — Волка Огненного, пересекшего путь Орла.
      Вот была задача нелёгкая у Семаргла и бога Бармы — отыскать уведённых Паном всех родных дочерей Земун. Видит Барма: в Синий Валун обернулся сын Волги-Ра.
      Слышит Барма: мычат коровы под Великою той горой. К ним свой голос добавил Барма — с Сивой, Рудыми и Семарглом.
      Испугался тут мощный Валья, побежал он от громкой песни, но, богов увидевши, — замер. Лёг горою, не уклоняясь.
      И тогда бог Индрик могучий, рогом мощным Единорога проломил великий Валун. Словно Дятел, кору пробивший, он разбил преградушки Вальи.
      Барма-бог молитвой раскрыл Валун, пробуравил своею силой. А Семаргл ударил секирой — и Крыница в Камне раскрылась.
      И родился тогда в Крынице, что струила волшебный мёд, сам премудрый Квасура-бог.
      И съезжалися к той Крынице грозные цари и царевичи, вслед за ними — князи и князевичи, приходили волхвы многомудрые. Все в Крынице черпали мёд. Пили все медовую сурью.
      И открыли они врата, и вошли волхвы в подземелье. И нашли в пещере сокрытой — тот Огонь, что светит во тьме. И, раскрыв глубокие тайны, стали ведать те мудрецы: это Пламя поэтам не чуждо, ими тот Огонь разожжён.

      Вот лежит великий Валун, порождённый силою Вальи. У подножия той горы там лежит поверженный Бритья.
      И тогда великая туча обложила гору печальную, и рыдала чёрным дождём над сынами матушки Даны... И сверкнула молния в туче, как великий Огненный Всадник проплывал над сею горой.
      — Се Закон! Исполнен Закон! — прокатилося в горней выси. И тогда печальные паны вереницею вышли из недр горы.
      Приклонили они колени.
      И глава их к небу поднял — Ключ Златой от Врат Сокровенья. Этот Ключ стал платой за жизнь Вальи с Вритьей и их заключенье.
      Так за теми Вратами Тайны заключили Валью и Вритью. Заключили их не на годы, заключили не на столетья, а на долгие тысячелетья....

      Видя поле, кровью залитое и засеянное костями, видя заключение братьев, — тяжкой скорбью сердце исполнилось у великого сына Сурьи. И в тоске-печали глубокой молвил он тогда Виле Сиде:
      — Первоцветы счастливых лет на моих лужочках увяли! И с весенних ласковых пастбищ всех теляток-братцев угнали! Словно дуб, пораженный молнией в самую свою сердцевину, оказался я одиноким без друзей и братьев любимых!
      И сказала так Вила Сида:
      — Солнце деток уж не увидит, красных дней они не дождутся... Оттого в лесочке тоскует, и считает их дни кукушка... И рыдает ночь напролёт соловей о минувшем счастье, и черёмуха осыпается, ибо будет опять ненастье.
      И призвал Китаврула Велес:
      — Друг старинный, строитель дивный! Ты оставь кормило златое на своей летучей ладье... Ты возьми-ка кормило власти. Был ты кормчим на корабле — стань же князем во Китеж-граде! Ты его окружи неприступной стеной, опоясай мощными рвами! Сделай город таким, чтоб укрыться могли в нём все немощные и старые!
      И сказала так Вила Сида:
      — Пусть всегда за стеною его обретут беззащитные вдовы, сироты приют. Те, что слёзы льют о погибших мужьях и о братьях, убитых в жестоких боях!

      Тут прощаться стали супруги с князем Китежа — Китаврулом. И промолвил слово прощанья Велес, сын великого Сурьи:
      — Нам пора идти, словно птицам время с летних вод подыматься! Улетать мне — лебедем белым. Виле — уткой в тростник забиваться. Мы сокроемся в чаще леса, как листы, что сорваны ветром. Время нам оплакивать близких и печалиться о потерях!
      И сказал он так напоследок, власть вручая кормщику мудрому:
      — Мир храни! И всегда с любовью управляй ты городом чудным! И правителем будь счастливым! Княжи праведно и премудро!

      И ступали Велес и Сида по лесам, горам и долинам. И бродили они много дней по болотушкам и трясинам... И плутали в глухих чащобах, пробиралися в буреломах...
      Наконец, они выходили ко широким и белым водам — на пустынное Белозерье. И края им те полюбились, там супруги и поселились... И под сенью широкой сосен, под шатром от могучих елей боги тризны и славы пели.
      Жили там лишь дыханием ветра, обогреты щедротой солнца, напоены дождями и укрыты снегами... И так шли века за веками...

А.И. Асов "Песни Гамаюна"


Назад              Содержание              Вперед

 

 

СОГЛАШЕНИЕ:


      1. Материалы сайта "Русь изначальная" могут использоваться и копироваться в некоммерческих познавательных, образовательных и иных личных целях.
      2. В случаях использования материалов сайта Вы обязаны разместить активную ссылку на сайт "Русь изначальная".
      3. Запрещается коммерческое использование материалов сайта без письменного разрешения владельца.
      4. Права на материалы, взятые с других сайтов (отмечены ссылками), принадлежат соответствующим авторам.
      5. Администрация сайта оставляет за собой право изменения информационных материалов и не несет ответственности за любой ущерб, связанный с использованием или невозможностью использования материалов сайта.

С уважением,
Администратор сайта "Русь изначальная"