Главная Хронология Древняя Русь Рюрики Смутное время Романовы Новости сайта Гостевая
   Дополнительное меню
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
 

 

КОРОБ ПЕРУНА     

ТРЕТИЙ КЛУБОК
ПЕРУН И ДИВА

Перун

      — Расскажи, Гамаюн, птица вещая, как женился Перун на Перунице — молодой Додолушке-Диве. Как Морского Царя победил Перун. Как поссорился с богом Велесом!
      — Ничего не скрою, что ведаю...

      Как по морюшку белопенному чернокрылая Лебедь плавала. И кружился над ней млад сизой Орёл:
      — Я настигну тебя, Лебедь чёрная! Кровь пущу твою в море синее, пух и перья развею по ветру! Кто-то перышки собирать начнёт?
      Обернулася та Лебёдушка во Додолушку молодую. Обернулся тут млад сизой Орёл во Перуна сына Сварожича. Говорил Перун Диве-Лебеди:
      — Помни, Дивушка, слово верное! Как придёт пора — время летнее, я к тебе приду, Дива, свататься!

      Из-за морюшка, из-за синего поднималася непогодушка, собиралися тучи тёмные. Тучи тёмные и гремучие. У всех грозных туч турьи головы. Поперёд-то стада туринова выезжал Перун да на турице.
      Подходили те тучи к Ирию. И подъехал Сварожич на турице ко Сварогу — богу небесному и ко матушке-государыне. Он подал отцу руку правую, ну а матери руку левую. И сказал он им таковы слова:
      — Мой отец, Сварог, Лада-матушка, я прошу у вас позволения, чтобы мне возвести золотой дворец на горе в саду светлом Ирии. Чтобы видеть мне, как гуляет здесь молодая Дива-Додолушка, ясноокая дочка Дыя.
      — Что ж, построй, сынок, во саду дворец!
      И построил Перун во саду дворец, изукрасил его красным золотом и каменьями драгоценными. На небесном своде — Красно Солнышко, во дворце Перуна также Солнышко — дорогим алмазом под высоким сводом. Есть на небе Месяц — во дворце есть месяц, есть на небе звёзды — во дворце есть звёзды, на небе Заря — во дворце заря. Есть в нём вся красота поднебесная!

      Как в ту порушку, время к вечеру, захотелось младой Додолушке во зелёном саду прогуляться, посмотреть на дворец изукрашенный. Попросила она дозволения у Сварога — хозяина Ирия. Диве дал Сварог дозволение:
      — Ты ступай, племянница милая, молодая Дива-Додолушка, разгуляйся ты во зелёном саду. Пусть сегодня тебе посчастливится!
      Снаряжалась Дива скорёшенько, обувалася, одевалася, и пошла она во зелёный сад. Да недолго в саду гуляла — подошла к крылечку Перунову.
      И увидел Сварожич Додолу, выходил он к ней во садочек.
      — Ты зайди ко мне, Дива милая, посмотри на убранство палат моих и на камни мои драгоценные.
      Заходили они в палаты. А Перун Додолу усаживал, приносил ей разные кушанья, говорил он ей речи сладкие:
      — Украшал я алмазами гнёздышко, на завивочку серебро я клал, по краям водил красным золотом, плисом-бархатом устилал его. Свивши гнёздышко, вдруг задумался: на что мне, Орлу, тепло гнёздышко? Коли нет Орлицы во гнёздышке? Коли нет у меня молодой жены? Ай, послушай меня, Дива милая! Много времени жил на свете я, много видел девиц-красавиц я, но такую, как Дива Дыевна, никогда, нигде я не видывал. Я желаю к тебе, Дива, свататься!
      Тут Додолушка испугалася и горючими слезами обливалася, от яств-кушаний отказалася и скорым-скоро из дворца ушла. Стала Дива Сварогу жаловаться:
      — Ваш сынок во глаза надсмехался мне, говорил он мне о супружестве!
      Отвечал Сварог Диве плачущей:
      — Нет, Додолушка-Дива, Перун не смеялся — говорил тебе правду сущую. Я скую теперь золотые венцы, чтобы вскоре вас обвенчать!

      А тем временем молодой Перун полетел к Уралу великому, к Дыю — батюшке Дивы-Додолушки. И вошёл он в гридницу Дыеву, и сказал он Дыю и Дивии:
      — Мне жениться пришла пора-времечко. Не могу жениться на Ладе я — то любимая моя матушка, и на Леле, на Живе, Маренушке — то сестрицы мои родимые. Лишь на Диве-Додоле могу я жениться — не сестра то моя и не матушка! Прилетел я к вам Диву сватать. За меня отдайте Додолу!
      Тут подал Дый-отец руку правую, а мать Дивия — руку левую. И отдали Перуну Диву.
      И назначили вскоре свадьбу. Стали к свадьбушке собираться и в обратный путь снаряжаться.

      И о свадьбе прослышала вся Земля. Слух дошёл и в царство подводное, в Царство Тёмное Черноморское.
      Там на дне морском — воды зыблются, там шевелится Черноморский Змей. Он живёт в дворце белокаменном — чудно те палаты украшены янтарем, кораллами, жемчугом.
      А на троне там — Черноморский Змей, царь Поддонный Морской чудо-юдище. Окружают его стражи лютые — раки-крабы с огромными клешнями. Тут и рыба сом со большим усом, и налим-толстогуб губошлёп и беззуб, и севрюга, и щука зубастая, и осётр-великан, жаба с брюхом — что жбан, и всем рыбам царь — Белорыбица!
      Черномору дельфины служат, и поют для него русалки, и играют на гусельках звонких, и трубят в огромные раковины.
      Как запляшет Змей Черноморский — разойдутся волны великие. Будет он плясать по морским волнам, по крутым берегам, по широким мелям. И от пляски волны взбушуются, разольются быстрые реки, будет пениться море синее.
      И взовьётся над морюшком птица Стратим. Приплывут и чуда морские. С ними и Тритон Черноморский во морских волнах разыграется!

      Как узнал про свадьбу Перунову Черноморец Поддонный царь, поднялся тотчас со морского дна, покатил по морюшку синему мимо гор Тавриды к Ирийским горам.
      И прорёк тут царь Черноморский:
      — Я великий Дон! Царь Поддонный! Вот мой брат, владыка Азовского моря, — муж Азовушки белой Лебеди! Значит мне, Черноморцу, супругом быть чёрной Лебеди Дивы Дыевны!

      Как на берег морской, бережок крутой, выходила Дива-Додолушка. Где стояла сосна, там стояла она — умывалась Додолушка чистой водой, увидала Додолушка Змея Морского.
      Вот по морюшку едет Поддонный Змей, правит он златой колесницей. В колеснице его семь могучих коней, а восьмой — вороной, буйный и озорной.
      — Ты садись ко мне, Дива милая! Мы поедем по морю в подводный дворец! Мы от Дона поедем к Дунаю! Я по морю тебя покатаю!
      Стала Дива-Додолушка воду черпать, стала Дивушка Змея водой поливать — стала в море вода прибывать.
      — Я бы рада была вдоль по морю гулять, только я по небу гуляю, с громом в тучах гремучих играю!
      И пропела Дива-Додолушка:

Ты плыви, чудо-юдо, рекою —
и оставь-ка меня в покое!
Ты плыви крутым бережочком —
я останусь здесь на мосточке!
Ты плыви по морюшку синему —
я останусь-ка лучше в Ирии!

      Рассердился тут Черноморский Змей — море синее расшумелось, вихри буйные закружились. Полетел Черномор с моря Чёрного на своей златой колеснице и надвинулся тьмой на Ирийский сад.
      Из одной главы Черномора искры сыпали и лизал огонь. А из пасти другой ветер-вихрь ледяной завывал и всё замораживал. Все деревья склонялись в Ирии, с них листва и плоды градом падали. Ну а третья глава чуда-юдища на Сварога гордо покрикивала:
      — Ты отдай, — вскричал грозный Царь Морской, — за меня, Змея лютого, Диву! Дай без драки-кровопролития, а иначе будет смертельный бой!
      Ничего не ответил Сварог ему.
      — Знай, — вскричал опять Черноморский Змей, — что разбит Громовержец будет, для Перуна я откопаю во Земле Сырой яму прежнюю!
      Ничего не ответил Сварог ему.
      — Я даю тебе сроку-времени для меня готовить подарочки! Собери нарядных сватов скорей, чтоб весёлую свадебку праздновать!
      Ничего не ответил Сварог ему.

      То не дождь дождит, то не гром гремит. То не гром гремит — шум велик идёт, поднимается буря великая! То летел с восточной сторонушки млад сизой Орёл — грозный бог Перун! Вместе с ним летел грозный Дый-отец. Закричал Орёл чуду-юдищу:
      — Ах ты, Чудо Морское, Поддонный царь! Аль ты хочешь, Змей, погубить весь Мир? Аль ты хочешь сразиться со мною и со всею силой небесною?
      Тут сбиралися гости-сватушки: Дый-отец, Семаргл со Стрибогом, также Велес, Хорс со Сварогом.
      — Победили мы Змея Чёрного, победим и тебя, Черноморский Змей!
      И тогда Черномор — чудо-юдище прыгнул в воду морскую, на самое дно он нырнул от войска небесного. И изрёк Перун, глядя в тёмну глубь:
      — Здесь — во хладной тьме, во морской струе, омывающей тело Змеево, — быть теперь тебе, здесь тебе сидеть до скончания света белого!

      Собирал Сварог свадьбу в Ирии, созывал гостей на почестей пир. Соезжалися-солеталися гости к празднику развесёлому с поднебесной всей — Света Белого. Затужила тогда Лада-матушка:
      — Чем же будем гостей-то мы потчевать? Отвечала Корова небесная:
      — Не грусти, не тужи, Лада-матушка! Есть у нас и реки молочные, берега у речек — кисельные, есть и белый хлеб, и хмельно вино, мы напоим, накормим гостей своих.

      Тут Сварог Семаргла Сварожича к Ребям-кузнецам посылал. Кузнецы его привечали:
      — Ты зачем, Семаргл, к нам пожаловал? Самый юный, с каким поручением?
      И ответ держал Огнебог-Семаргл:
      — Вы Сварога небесного кубок перекуйте в четыре кубка! Скуйте также вы шесть златых коней, а затем колесницу Грома!
      Кузнецы сковали булатных коней, колесницу Грома — Перуну, чтобы он на той колеснице всю Вселенную объезжал. И Сварога кубок перековали на четыре волшебных кубка.

      И поехал Перун в колеснице — шесть коней в колесницу впряжены. А уж как все кони-то убраны, всё коврами, шёлком украшены, золотыми звенят подковами, сбруя светится скатным жемчугом.
      — Ах вы, кони мои, кони резвые, сослужите мне службу верную, повезите меня за невестою по небесному своду синему! Выйди, радость моя, Додола! Ты послушай, как звонко подковы о дорогу небесную цокают!
      Проезжал Перун мимо кузницы и сказал Сварогу небесному:
      — Ах, кузнец, мой отец, ты искуй мне венец, из остаточков — золото кольцо и булавочки из обрезочков. Скуй мне свадебку, милый батюшка! Уж я тем венцом повенчаюся, а булавочкой притыкаюся ко любезной моей невестушке, распрекрасной моей Додоле.

      Призывал Перун друга Велеса, чтоб Сварожич стал кумом-сватушкой, чтобы вёл колесницу по небу он.
      Подъезжали они к саду Ирию, ко дворцу невесты Додолушки. Собирались туда, солетались стаи птиц небесных — то сватушки, гости то со всей поднебесной. И садились они за златые столы, и садились за камчаты скатерти.

      Выходила тут Дива милая, говорила она дорогим гостям:
      — Встала утречком я ранёшенько, умывалася я белёшенько, утиралася русою косой. И брала косу — девичью красу, относила её в чисто полюшко и повесила на ракитов куст. Налетели тут ветры буйные, раскачали они част ракитов куст — и косу мою растрепали.
      Отворачивала Додолушка рукава свои, омочила их во речной струе. Омочила их — в Лебедь чёрную превратилась. Обернулся тут Громовержец молодым Орлом, сизой птицею — и настиг тотчас Лебедь чёрную.
      И упала Дива-Додолушка во зелёный лес чёрным перышком, перекинулась Ланью быстрою. А Перун вмиг стал серым Волком и настиг её во дубравушке.
      И тогда Додолушка Щукою унырнула в море глубокое. Тут Перун младой призадумался, стал совета просить у матушки:
      — Что мне делать — скажи, Лада-матушка?
      Позвала тогда Лада-матушка Макошь с Долею и Недолею. Стали Долюшка и Недолюшка прясть и ткать судьбу вместе с Макошью. Пряли, ткали они, и вязали они крепкий невод. И поймал Перун этим неводом златопёрую Щуку-Диву.
      — Не уйти от судьбы тебе, Дива!

      Говорил тогда Дивушке отец:
      — Ай ты, Дива-душа, Перуница! Почему не поёшь и не пляшешь? Косу ты расплела? С неба звёзды смела? И омыла ль росой Землю-Матушку?
      — Не хотела я косу свою расплетать, не хотела я звёзды с небес убирать — я стояла всю ночь и глядела, а потом я по небу гуляла, громом в тучах гремучих играла...

      Выходила тогда Лада-матушка, выносила ларчик окованный:
      — Ой ты, ларчик мой, ларь окованный! Ой, окованный ларь и приданный! Я не в год тебя накопила, я не два тебя сподобляла. Но на то была воля Вышня — в час единый тебя раздарила.
      Вот — возьми, Перун, золочёные стрелы — громовые стрелы, могучие. Ты же, Дива-Додола, — небесный огонь, всё сжигающий, опаляющий. Вот ещё вам — пёстрая ленточка. Вы красуйтеся, вы любуйтеся, распускайте вы ленту-радугу после дождика, после частого, чтобы всем было в мире радостно!
      И пропела Дива-Перуница:

Пойдём, Перун, погуляем —
над полями и над лесами!
Ты с грозой пойдёшь, а я с молнией!
Ты ударишь грозой, а я выпалю!
Пойдём, Перун, погуляем —
над полями и над лесами!
Ты с дождём пойдёшь, а я с милостью...
Ты польёшь водой, а я выращу...

      Все довольны свадьбой Перуновой, они пьют-едят, веселы сидят. Лишь один опечалился сватушка, он повесил буйную голову.
      Это друг Громовержца Перуна — сам бог Велес-Семаргл сын Сварожич.
      Позавидовал он Перуну, как увидел его невесту. Позабыл в тот миг всё на свете он, позабыл тотчас дружбу прежнюю — возжелал украсть Диву милую.
      И когда поехали сватушки от порога Додолы в Перунов дом, он повёз колесницу Дивы, говорил он ей таковы слова:
      — Увезу я тебя, Перуница, далеко — на край Света Белого! Стань же, Дива-душа, ты моею женой! Вот тебе кольцо золотое, ты надень колечко на палец!
      — Я не стану, Велес, твоею! Не гневи ты Рода небесного!
      К Диве рученьки он протягивал, — по велению Рода-батюшки руки Велеса не вздымались, златы кольца все распаялись. Загремели громы небесные.
      Опалила тогда Семаргла Дива молнией в облаках. И упал с колесницы Велес, вниз слетел со свода небесного.
      А Перун Громовержец в гневе повернул за ним колесницу, громовые метая стрелы, сотрясая небесный свод.

      Тут Перуну путь преградила мать Земун Корова небесная.
      Протянул ту Корову он плёточкой. Но ему Корова промолвила:
      — Не стегай, Перун, меня плёточкой, не пускай в меня громовой стрелой! И не трогай, Перун, — чадо милое, моего неразумного Велеса! Ты обрушишь вниз небо синее, всё живое ты умертвишь тотчас!
      Повернул тогда Громовик коней, громом неба свод потрясая. Вслед ему сказала Корова:
      — Я к тебе на свадьбу пожалую, стану я средь сада Ирийского, золотыми рогами весь сад освещу, вместе с Хмелем гостей дорогих веселя, а особенно Диву-Додолушку, молодую нашу невестушку!
      В небесах летал млад сизой Орёл, и Орлица с ним увивалась.
      Била крыльями птица Матерь Сва, и парили Стратим, Сирин, Финист и Рарог стаей светлою в небе синем.
      Но не просто то птицы светлые: то не Лебедь-Сва — Лада-матушка, не Орёл — Перун, не Орлица — а Дива, и не Рарог — Семаргл, не Стратим — а Стрибог, Сирин — Сурья-бог.
      То не стаи в небе певучих птиц, то кружились в небе три облачка. На одном сидел Громовик-Перун, на другом Молонья-Перуница, а на третьем — Сварог со Сварожичем.
      Как Перун громыхал в синем небе, как огнём палила Перуница, как Сварожич-Стрибог веял ветром, так дубравушки приклонялися, травушки-муравы уплеталися, море синее колебалось.
      Продолжалася свадьба в Ирии!

А.И. Асов "Песни Гамаюна"


Назад              Содержание              Вперед

 

 

СОГЛАШЕНИЕ:


      1. Материалы сайта "Русь изначальная" могут использоваться и копироваться в некоммерческих познавательных, образовательных и иных личных целях.
      2. В случаях использования материалов сайта Вы обязаны разместить активную ссылку на сайт "Русь изначальная".
      3. Запрещается коммерческое использование материалов сайта без письменного разрешения владельца.
      4. Права на материалы, взятые с других сайтов (отмечены ссылками), принадлежат соответствующим авторам.
      5. Администрация сайта оставляет за собой право изменения информационных материалов и не несет ответственности за любой ущерб, связанный с использованием или невозможностью использования материалов сайта.

С уважением,
Администратор сайта "Русь изначальная"