Главная Хронология Древняя Русь Рюрики Смутное время Романовы Новости сайта Гостевая
   Дополнительное меню
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
 

Белорусская средневековая деревня в крестьянских жалобах     

      История родной земли — это не только даты важнейших событий прошлого, имена князей и полководцев, но и простых людей — народа, который каждодневным своим трудом, борьбой за лучшую долю определял пути экономической, политической и культурной жизни общества. Сегодня мы, к сожалению, мало еще знаем историю белорусской средневековой деревни. Какой она была три, четыре столетия тому назад? Об этом могут рассказать не только письменные памятники, дошедшие до нас, но и инвентари феодальных владений, судебные книги, жалобы крепостных крестьян. Именно жалобы — единственные документы, которые непосредственно исходили от крестьян,— вводят нас в их жизнь: проблемы, конфликты, надежды.

      Подача жалоб была одной из наиболее распространенных форм сопротивления феодальному гнету. Большинство челобитных написаны крестьянами государственных владений, крупных магнатских и церковных латифундий. Дело в том, что государственные крестьяне в Белоруссии издавна имели право обращаться к великому князю или королю с жалобами на действия держателей владений (имения крупных феодалов и церковных организации часто сдавались в аренду — кратковременное держание). Держатели, стремясь как можно больше нажиться за время аренды поборами, грабежами и превышением повинностных норм, нередко доводили крестьянские, а то и господские хозяйства до разорения, а крестьян — до нищеты. Поэтому крестьянским общинам официально ставилось в обязанность следить за деятельностью арендаторов.

      Жаловались крестьяне на нарушения феодальной администрации — экономов, лавников, тиунов. Но доставить жалобу владельцу имения было непросто. Эконом или арендатор были совсем не заинтересованы в том, чтобы землевладелец узнал о нарушениях, допускавшихся в имении. Поэтому они, угрожая штрафами, наказаниями и даже смертной казнью, запрещали крестьянам жаловаться своему пану. Так, когда крестьяне села Чурилово Любавичского графства решили послать князю Друцкому-Любецкому жалобу на эконома, то последний предупредил, что каждому жалобщику «из пистолета в лоб стрелять будет».

      Нелегкой была судьба крепостного крестьянина. Подданные Крестинопольской волости, принадлежавшей Ружанскому графству, в середине XVIII века так описывали свое положение: «Барщину служим мы без всякого учета и милосердия. Сколько дней в неделе, столько и нас гоняют. А когда кто-нибудь из нас станет делать свою неотложную работу, то назавтра, раздев догола, его бьют и мучают без всякого милосердия». Не лучше жилось и крестьянам Кричевского староства, которые жаловались Радзивиллам на то, что арендатор Волковицкий требует повинностей в пять раз выше, чем это предусмотрено инвентарем. Кричевцы свидетельствовали, что Волковицкий обходился с ними как с рабами, жестоко избивал тех, кто хотя бы немного опаздывал на работу. Дело доходило до того, что в некоторых владениях крестьянину для работы в собственном хозяйстве оставались только ночи и праздничные дни.

      Почти все жалобы заканчивались просьбами к своим «панам милосердным» о помощи. Правда, из текстов некоторых челобитных видно, что крестьяне сами чувствовали тщетность призывов и обращений к своим, как им виделось, «добрым» панам. В таком случае подданные не только просили землевладельцев об облегчении гнета, но и угрожали им бегством из имения, если не будут удовлетворены крестьянские требования. Так, жители деревни Крюков Горецкой волости писали Сапегам, что «если ласки вашое, милостивые панове, не будет.., тогды не можемо вытерпеть так великих и незносных кривд, то куды може разойдемся». Крестьянин Адам Пачобут из села Кривичи Деречинского графства в своей жалобе тем же князьям Сапегам прямо заявил, что если его будут принуждать выходить на барщину сверх нормы, то он «нарушит этот приказ и покинет свое хозяйство». Подобную запись содержит и жалоба жителей деревни Полонка Слонимского повета: «Не в силах переносить великие тяготы, вышли уже люди с женами и детьми, и мы вынуждены будем за ими пойти, если не придет милосердие панское».

      Как же относились землевладельцы к жалобам своих подданных? Необходимо отметить, что на многие из них, особенно на те, где шел разговор о вымогательствах арендаторов, наносивших урон крестьянскому хозяйству, владельцы имений реагировали и принимали меры пресечения в отношении злоупотреблений властью арендаторов и администрации. Однако нельзя при этом представлять себе крупных землевладельцев как неких благодетелей или тем более крестьянских защитников. Выступать, если можно так сказать, на стороне крепостных их вынуждали собственные интересы, ибо радели они прежде всего об увеличении своих доходов, которые напрямую зависели от платежеспособности крестьян. Поэтому землевладельцы в ответ на жалобы и просьбы своих подданных издавали письменные распоряжения, оберегающие, по их мнению, крепостных от своеволия временных хозяев имений. Но подобные документы оставались в большинстве случаев пустыми бумажками. Это вынуждало владельцев для проверки исполнения своих распоряжений посылать в поместье специальных комиссаров. Чаще всего посланцы-комиссары просто подкупались арендаторами или администрацией.

      Чтобы отбить у крестьян охоту писать жалобы и одновременно подрывать доверие к комиссарам, арендаторы часто шли на прямые подлог и обман. Так, в начале 1740 года арендатор Ицкович обвестил на всю волость, что в Кричевское староство, чтобы выслушать крестьянские претензии, приехал комиссар Шиманский. Последний предложил крепостным предъявить все квитанции об уплате денежной повинности — чинша. Те поверили комиссару и предоставили более 200 тысяч свидетельств на выплаченный чинш. Когда вся документация была собрана, Шиманский исчез. Потом оказалось, что на самом деле он не являлся комиссаром Радзивилла, а был человеком Ицковича. В итоге кричевцам пришлось еще раз выплачивать денежный побор.

      Разуверившись в эффективности жалоб, крестьяне прибегали к другим формам социального протеста: бегству, отказу от выполнения повинностей, а иногда и вооруженным восстаниям против своих угнетателей. Так, получило широкую известность Кричевское восстание под руководством Ващилы в 40-х годах XVIII века, восстание на Каменьщине (Мозырский повет) в 1736—1756 гг.

      Нет, не были наши предки молчаливыми и послушными исполнителями панских желаний. Даже в те жестокие времена сражались они за улучшение своего положения, за человеческую и национальную гордость. История борьбы нашего народа за свободу и социальную справедливость была и будет неиссякаемым источником силы и мужества, стойкости и доброты для потомков.

В. Голубев.


Назад

 

 

СОГЛАШЕНИЕ:


      1. Материалы сайта "Русь изначальная" могут использоваться и копироваться в некоммерческих познавательных, образовательных и иных личных целях.
      2. В случаях использования материалов сайта Вы обязаны разместить активную ссылку на сайт "Русь изначальная".
      3. Запрещается коммерческое использование материалов сайта без письменного разрешения владельца.
      4. Права на материалы, взятые с других сайтов (отмечены ссылками), принадлежат соответствующим авторам.
      5. Администрация сайта оставляет за собой право изменения информационных материалов и не несет ответственности за любой ущерб, связанный с использованием или невозможностью использования материалов сайта.

С уважением,
Администратор сайта "Русь изначальная"